СТОЛБЫ-МИНУТЫ

Я лежал на верхней полке купе и смотрел в окно. Вряд ли там можно было увидеть что-то интересное. Куда ни глянь - всюду заснеженное поле. Но я и не стремился разглядеть богатство пейзажа. Белый фон был удачным дополнением моих мыслей, которые мелькали в голове, как столбы в окне поезда. Каждый столб, промелькнувший перед глазами, был секундой, которая складывалась в минуты, часы, приближая меня к тому моменту, который называется Встреча.

Если есть встреча, значит, есть разлука. Если есть встреча и разлука, значит, есть Он и Она. Не может быть встречи, если некого встречать. Не может быть разлуки, если некого провожать.

Пока у нас была только разлука. Тягостная, безжалостная. Ты стояла, отвернувшись, и снег падал на кончик твоего носа. Ты смешно терла его варежкой, отчего он возмущался и краснел. А еще две слезинки. Хрупкие, невесомые. Они удивленно появлялись в уголках огромных голубых глаз и срывались в снежную бездну. Небо плакало вместе с тобой, и ваши слезы замерзали в холоде расставания.

- Мышонок, я вернусь, - клялся я и маялся от своего обмана.

- Я тебе верю, - твердила ты, чувствуя мой обман.

Я пытался тебя обнять, но ты стояла боком, словно ежик в колючках.

- Не успеешь оглянуться, как я приеду. Это всего лишь полгода. Я отучусь, сдам сессию и на каникулах вернусь. А ты заканчивай школу. Летом мы будем вместе.

Ты снова кивнула, и сколько же было всего в этом движении головы… Передо мной стояла не школьница с мозолью отличницы на указательном пальчике правой руки, не девушка с нежными и, слегка шелушащимися, губами после моих поцелуев. Это была Женщина – понимающая и заранее прощающая меня.

Как меня занесло в ваш городок? Почему именно в те новогодние праздники моей маме понадобилось ехать в такую глушь, чтобы увидеться со своей двоюродной сестрой? Зов крови? Тысяча вопросов и один ответ – я встретил тебя. Машенька… Маленький мышонок. Ты зашла к моей тете за маслом или солью – не помню. В маленьких городах еще принято занимать продукты у соседей. Мы – столичные жители – давно отгородились друг от друга и морально, и материально. Я открыл дверь и обомлел.

- Тетя Наташа… - начала ты и осеклась, увидев меня, вместо тети.

- Я не тетя Наташа. Я Богдан, ее племянник, - мой голос хрустнул от потрясения твоей красотой.

- Вижу, что не тетя Наташа. А где она? – спросила ты, с непривычной для молоденькой девчонки, смелостью.

- Дома. Проходи, - пригласил я тебя.

- А я Маша или Маруся, как угодно! – улыбнулась ты и стала похожа на мышку.

- Ты не Маша, а Мышонок, - не думая, сказал я.

Но ты не обиделась, а залилась задорным смехом.

- Знаю, - еле выговорила сквозь хохот. – Это все мои передние зубы виноваты. Все говорили: «Вырастешь - и они не будут казаться такими большими. В детстве у всех так». Вот я выросла, а зубы остались такими же. Теперь я похожа на кролика или хомячка.

Продолжая смеяться, ты зацокала и вправду, как хомячок. Я удивился твоей непосредственности и засмеялся вместе с тобой.

- Кто там? – на шум выглянула в коридор тетя Наташа. – А, Машенька! Привет! А я думаю, с кем там Богдан разговаривает?

Ты что-то попросила, она что-то тебе дала и пришла пора прощаться. Но я не хотел.

- Можно тебя проводить? – неожиданно спросил я.

Ты переглянулась с моей тетей и сказала:

- Проводи, конечно.

Я быстро оделся, застегнулся на все пуговицы и вышел за дверь. Но мы поднялись этажом выше и остановились.

- Спасибо, что провел. Я уже дома, - сказала ты и снова звонко захохотала.

- Это ты меня здорово провела, - улыбнулся я, намекая на ее хитрость.

- Чай будешь? – без перехода предложила ты.

Я согласился. Мы зашли к тебе. Твой дом дышал свежестью. В комнате было много книг и тетрадей.

- Учишься? – спросил я.

- Школу заканчиваю. На золотую медаль тяну. Хочу поступать в столичный вуз, - ответила с гордостью.

- Грандиозные планы! Молодец. А я уже учусь. Первый курс. Экономика, - как бы невзначай похвастался я.

- Значит, научат тебя экономить! – пошутила ты.

Потом ты исчезла в кухне и позже появилась с огромным подносом, заставленным чашками и вазочками с печеньями-вареньями.

- Куда столько? – удивился я.

- Помоги лучше, - попросила ты.

Я не успел подбежать, как твоя ноша накренилась и со звоном рухнула. Чай обжег твою руку. Ты запищала и задергала ею. Повинуясь скорее инстинкту, чем голосу разума, я схватил твои пальчики и стал на них дуть и целовать. Целовать, целовать… А потом были сладкие губы и душистые волосы… Мы вовремя остановились. Я заставил себя вспомнить, что ты школьница и мы только познакомились. Отрываясь от тебя, я не мог вдохнуть. Горло свело судорогой наслаждения.

Я влюбился. Нет, не так. Я влюбился!!! Две недели ты держала мое сердце в своих маленьких ручках. Я сошел с ума от счастья! А перед отъездом в мою комнату пришла мама и сразу выпалила:

- Богдан, забудь все. Мы уезжаем. Тебе будет больно только вначале. Потом вспомнишь с улыбкой. У всех бывает первая любовь. Хорошо, что у тебя она взаимная. Но у вас разные пути. Ты – студент, живешь в мегаполисе. А она – маленькая, серенькая девочка с планами, которым не суждено сбыться. Где столица, а где она. Ничего у вас не выйдет. Забудь. Я говорю серьезно, - глядя в глаза, настойчиво сказала она.

Я промучился всю ночь, обдумывая мамины слова. И к утру смалодушничал, приняв ее правду. По молодости или по трусости, но я предал тебя. Уезжая, я знал, что не вернусь. Видел, что ты тоже это знала. Но мы прощались, обещая встретиться через полгода.

Я не писал, не звонил и не приехал летом к тебе. А ближе к Новому Году сломался. Сказал маме, что она не права, что я люблю тебя и никогда не разлюблю. Собрался и поехал.

Закончилось мелькание столбов в окне поезда. Значит, скоро станция. Осталось совсем немного до нашей встречи. Еще пару минут. Виднеется перрон. Минута. Секунда. Стоп.

- Привет! - крикнул я, прыгая с подножки.

- Привет! – сказала бы ты.

Но ты не сказала. Тебя не было на перроне. Меня встречала тетя Наташа и слова приветствия прозвучали от нее. Мама сообщила ей о моем приезде, когда я был уже в поезде.

- А Маша? – спросил я, схватив ее за руку.

- Что – Маша? – переспросила она. – Уехала Маша. Еще летом.

- Как? Куда? – закричал я, словно от боли.

- Да, не знаю я, - ответила тетя. – Никто не знает. Даже родители. Написала записку, что справится сама и вскоре объявится. Вот они и ждут. Сильно ты ее обидел, Бодя, если Машенька сама от себя пытается сбежать, - с укоризной добавила она.

Я, как обезумевший, метался по городку. Спрашивал всех о тебе, но никто ничего не говорил. Твои родители с болью в глазах посмотрели на меня и тоже ничего не сказали. Мне пришлось уехать домой. В свой ненавистный холодный мегаполис. Находиться в твоем городе не было смысла.

Скоро остановка. За окном, вместо заснеженного поля, стали появляться дома. Но столбы не исчезли. Они продолжают мелькать. Время начало обратный ход. Каждый столб, как секунда, которая складывается в минуты, часы, приближая меня к тому моменту, который называется Разлука…

Автор Мама Лена

 



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Понравилась эта статья? Оцените ее и поделитесь.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий