Пастух и Море

Пастух и Море

 

Пастух в Нептуновом соседстве близко жил:
На взморье, хижины уютной обитатель,
Он стада малого был мирный обладатель
И век спокойно проводил.
Не знал он пышности, зато не знал и горя,
И долго участью своей
Довольней, может быть, он многих был царей.
Но, видя всякий раз, как с Моря
Сокровища несут горами корабли,
Как выгружаются богатые товары
И ломятся от них анбары,
И как хозяева их в пышности цвели,
Пастух на то прельстился;
Распродал стадо, дом, товаров накупил,
Сел на корабль — и за Море пустился.
Однако же поход его не долог был;
Обманчивость, морям природну,
Он скоро испытал: лишь берег вон из глаз,
Как буря поднялась;
Корабль разбит, пошли товары ко дну,
И он насилу спасся сам.
Теперь опять благодаря морям
Пошёл он в пастухи, лишь с разницею тою,
Что прежде пас овец своих,
Теперь пасёт овец чужих
Из платы. С нуждою, однако ж, хоть большою,
Чего не сделаешь терпеньем и трудом?
Не спив того, не съев другого,
Скопил деньжонок он, завёлся стадом снова
И стал опять своих овечек пастухом.
Вот некогда, на берегу морском,
При стаде он своём
В день ясный сидя
И видя,
Что на Море едва колышется вода
(Так Море присмирело)
И плавно с пристани бегут по ней суда:
«Мой друг! — сказал. — Опять ты денег захотело,
Но ежели моих — пустое дело!
Ищи кого иного ты провесть,
От нас тебе была уж честь.
Посмотрим, как других заманишь,
А от меня вперёд копейки не достанешь».

Баснь эту лишним я почёл бы толковать;
Но как здесь к слову не сказать,
Что лучше верного держаться,
Чем за обманчивой надеждою гоняться?
Найдётся тысячу несчастных от неё
На одного, кто не был ей обманут,
А мне, что говорить ни станут,
Я буду всё твердить своё:
Что впереди — Бог весть; а что моё — моё!

 

Перевод И.А. Крылова

Le Berger et la Mer

 

Du rapport d'un troupeau dont il vivait sans soins
Se contenta longtemps un voisin d'Amphitrite
Si sa fortune était petite,
Elle était sûre tout au moins.
A la fin les trésors déchargés sur la plage
Le tentèrent si bien qu'il vendit son troupeau,
Trafiqua de l'argent, le mit entier sur l'eau ;
Cer argent périt par naufrage.
Son maître fut réduit à garder les brebis :
Non plus berger en chef comme il était jadis,
Quand ses propres moutons paissaient sur le rivage ;
Celui qui s'était vu Corydon ou Tircis
Fut Pierrot et rien davantage.
Au bout de quelque temps, il fit quelques profits,
Racheta des bêtes à laine ;
Et, comme un jour les vents retenant leur haleine
Laissait paisiblement aborder les vaisseaux :
" Vous voulez de l'argent, ô mesdames les eaux,
Dit-il ; adressez-vous, je vous prie, à quelque autre
Ma foi, vous n'aurez pas le notre."

 

Ceci n'est pas un conte à plaisir inventé.
Je me sers de la vérité
Pour montrer par expérience
Qu'un sou quand il est assuré
Vaut mieux que cinq en espérance ;
Qu'il se faut contenter de sa condition ;
Qu'aux conseils de la mer et de l'ambition
Nous devons fermer les oreilles.
Pour un qui s'en louera, dix mille s'en plaindront.
La mer promet monts et merveilles ;
Fiez-vous-y, les vents et les voleurs viendront.
The Shepherd and the Sea

 

A shepherd, neighbour to the sea,
Lived with his flock contentedly.
His fortune, though but small,
Was safe within his call.
At last some stranded kegs of gold
Him tempted, and his flock he sold,
Turned merchant, and the ocean's waves
Bore all his treasure to its caves.
Brought back to keeping sheep once more,
But not chief shepherd, as before,
When sheep were his that grazed the shore,
He who, as Corydon or Thyrsis,
Might once have shone in pastoral verses,
Bedecked with rhyme and metre,
Was nothing now but Peter.
But time and toil redeemed in full
Those harmless creatures rich in wool;
And as the lulling winds, one day,
The vessels wafted with a gentle motion,
"Want you," he cried, "more money, Madam Ocean?
Address yourself to some one else, I pray;
You shall not get it out of me!
I know too well your treachery."
This tale's no fiction, but a fact,
Which, by experience backed,
Proves that a single penny,
At present held, and certain,
Is worth five times as many,
Of Hope's, beyond the curtain;
That one should be content with his condition,
And shut his ears to counsels of ambition,
More faithless than the wreck-strown sea, and which
Does thousands beggar where it makes one rich,
Inspires the hope of wealth, in glorious forms,
And blasts the same with piracy and storms.

Реклама

Недавние Посты

Реклама

Комментарии закрыты.