Муж и жена

Муж и жена

 

Один муж все с женой ссорился.

- Лентяйка ты! - кричит он на нее. - Я и пашу и кошу, а ты даже обед ленишься мне в поле принести!

- Да у меня работы дома побольше, чем у тебя в поле, - говорит жена. - Когда ж мне носить тебе еще обед?

Не верит муж жене:

- И какая там дома работа! С такою работой я шутя управлюсь.

Рассердилась однажды жена:

- Коли так, - говорит, - я поеду пахать, а ты дома оставайся.

Обрадовался муж:

- Ладно. Теперь ты увидишь, кто из нас правду говорит! Пахать - это не горшки в печи переставлять.

Собралась жена в поле и говорит мужу:

- Ты только смотри ж, чтобы всю работу сделал.

Муж окинул глазом хату:

- Да какая тут работа?

- Вон, видишь, опара в деже?

- Вижу, - отвечает муж.

- Так вот, намели на жерновках муки, замеси тесто, посади хлебы в печь.

- Ну, это работа легкая, - махнул муж рукой. - Еще что?

- Сбей масло.

- И это дело нетрудное. Что еще?

- Смотри за телятами на выгоне, чтобы шкоды не наделали. Обед свари да за наседкой поглядывай, чтоб с решета не слетела, а то яйца остынут.

Рассказала жена мужу, что ему дома делать, собралась да и поехала в поле. А муж топает по хате, сам про себя ухмыляется: “Я не только эту работу сделаю - еще выспаться успею”.

Закурил он трубку и принялся молоть муку. А чтобы работа лучше спорилась, привязал к поясу маслобойку со сметаной. Крутит жерновки, а сам из стороны в сторону покачивается, ну сметана - бултых, бултых! - на масло сбивается.

Спорится работа!

А тут вдруг соседские дети как закричат под окном:

- Дяденька, а ваши телята в овес залезли!

- Ах, чтоб их волки заели! - крикнул мужик и бросился на выгон.

А маслобойка - бац, бац! - его по коленям. Пробежал он немного и повалился, как сноп, наземь. Крышка с маслобойки соскочила, и вся сметана пролилась.

Поднялся мужик, плюнул со злости и побежал дальше. Выгнал телят из овса, пригнал их домой.

- Не хотите, - говорит, - пастись на выгоне, так стойте-ж в хлеву голодные!

Вернулся мужик в хату. Глядь, а там вместо него рябая свинья хозяйничает: рассыпала всю муку, опару поела и согнала с решета наседку.

Выгнал мужик свинью вон, стал посреди хаты и почесывает затылок: что теперь делать? Надо, думает, хоть яйца спасти, а то, как остынут, тогда и цыплята не выведутся, - достанется ему на орехи от жены... Покрутился туда-сюда - нету курицы.

Сел мужик с горя сам на решето. “Как вернется наседка, - думает, - тогда и слезу, стану обед варить, а ее посажу”.

Проезжал той стороной казак и зашел в хату воды напиться. Увидал мужика на решете.

- Ты что делаешь? - спрашивает.

- Да цыплят высиживаю.

- Кто ж это тебя, беднягу, на решето посадил? Рассказал мужик про свою беду: как он дома хозяйствовать остался и как не повезло ему.

Посмеялся казак, а потом давай его плеткой хлестать... Бьет и приговаривает:

- Вот тебе за твою глупость! Жена поле пашет, а ты что делаешь?

Вертелся-вертелся мужик да и подавил все яйца. Видит - дело плохо. Спрыгнул с решета, забрался с перепугу на чердак и спрятался в короб с перьями. А казак напился воды и поехал дальше. Сидит мужик в перьях, дрожит от страха.

А приехали на ту пору в гости женины родичи. Входят они в хату. Посмотрела теща на непорядки в доме и говорит старику:

- И не диво, что зять с нашей дочкою ссорится! Видно и правда, что лентяйка она.

- Коли так, - говорит старик, - то отдадим лучше гостинец не дочке, а зятю!

Мужик все это слышит с чердака. “Какой же они, - думает, - гостинец привезли?”

Перегнулся он из короба, чтоб посмотреть на гостинец, а короб - бу-бух! - и полетел вниз с мужиком вместе.

Услыхали старик со старухою грохот, выбежали в сенцы и увидели там мужика в перьях.

- Черт! Черт! - закричали они в один голос. Начала старуха креститься, а старик схватил кочергу и давай черта дубасить.

- Ишь куда, нечистая сила, повадился! Поднялся мужик и бросился на огород. Спрятался там в конопле и сидит ни жив ни мертв, побитые бока чешет.

Воротилась вечером с поля жена. Старики говорят ей:

- Ну, теперь будешь ты жить с мужем в ладу.

- Почему? - спрашивает дочка.

- Да мы выгнали черта из вашей хаты. Это он, проклятый, вас ссорил!

И правда - перестал с той поры муж называть жену лентяйкой.

Мужык і жонка

 

Адзін мужык часта сварыўся з жонкаю.

— Гультайка ты! — крычыць на яе. — Я і ару, і кашу, а ты нават абед лянуешся прынесці мне ў поле!

— Ды ў мяне дома работы больш, чым у цябе ў полі, — адказвае жонка. — Калі мне насіць табе абед?

Мужык не верыць жонцы:

— Якая дома работа! Такую работу я гуляючы зраблю.

Узлавалася аднойчы жонка.

— Калі так, — кажа, — то я паеду араць, а ты заставайся дома.

Мужык зарадаваўся:

— Добра. Цяпер ты ўбачыш, хто з нас праўду кажа! Араць — гэта не гаршкі ў печы перастаўляць.

Сабралася жонка ў поле і кажа мужыку:

— Толькі ж глядзі, каб усю работу парабіў.

Мужык кінуў вокам на хату:

— А якая тут работа?

— Бачыш, вунь рошчына ў дзяжы?

— Бачу, — адказвае мужык.

— Дык намялі мукі ў жорнах, замясі цеста, а як падыдзе, пасадзі хлеб у печ.

— Ну, гэта работа лёгкая, — махнуў мужык рукою. — Яшчэ якая?

— Збі масла.

— І гэта не цяжкая. Што яшчэ?

— Пільнуй цялят на выгане, каб у шкоду не ўлезлі. Абед звары ды за квактухаю наглядай, каб з рэшата не зляцела, бо яйкі астынуць.

Расказала жонка мужыку, што яму дома рабіць, сабралася і паехала ў поле. Мужык тупае па хаце, пасміхаецца сам сабе: «Я не толькі зраблю гэтую работу, а і выспацца паспею».

Закурыў ён люльку і пачаў муку малоць. А каб спарней работа ішла, прывязаў да пояса бойку са смятанаю. Круціць жорны, а сам ківаецца, дык смятана — боўць, боўць! — на масла збіваецца.

Добра ідзе работа!

Тут раптам суседскія дзеці як залямантуюць пад акном:

— Дзядзька, вашы цяляты ў шкоду залезлі!

— Ах, каб іх ваўкі зʼелі! — закрычаў мужык і, як стаяў, кулём кінуўся на выган.

А бойка — трах, трах! — яго па каленях. Прабег ён крыху ды грымнуўся як сноп вобземлю. Накрыўка ў бойцы выскачыла, і ўся смятана вылілася.

Падняўся мужык, плюнуў са злосці і пабег далей. Выгнаў цялят з аўса і прыгнаў іх дамоў.

— Не хочаце, — кажа, — на выгане пасвіцца, дык стойце ў хляве галодныя!

Вярнуўся мужык у хату. Глядзіць, аж тут замест яго рабая свіння гаспадарыць: рассыпала муку, зʼела рошчыну і сагнала квактуху з рэшата.

Вытурыў мужык свінню вон, стаў пасярод хаты і чухае патыліцу: што ж цяпер рабіць? Трэба, думае, хоць яйкі ратаваць, бо як астынуць, дык і кураняты не выведуцца: бяда будзе ад жонкі… Пакруціўся сюды-туды — няма курыцы.

Сеў мужык з гора сам на рэшата. «Як вернецца квактуха, — думае, — тады я злезу абед варыць, а яе пасаджу».

Ехаў праз вёску казак і зайшоў у хату вады напіцца. Убачыў мужыка на рэшаце.

— Што ты робіш? — пытаецца.

— Куранят выседжваю, — адказвае мужык.

— Хто ж гэта цябе, небараку, пасадзіў на рэшата?

Расказаў мужык пра сваю бяду — як ён дома за гаспадыню застаўся і як не пашанцавала яму.

Парагатаў казак, а потым давай бізуном яго хвастаць… Лупіць і прыказвае:

— Вось табе за тваю дурноту! Жонка поле арэ, а ты што робіш?

Круціўся, круціўся мужык і падушыў усе яйкі. Бачыць — няма ратунку. Саскочыў з рэшата ды ходу. Залез з перапуду на гару і схаваўся там у кораб з перʼем.

Казак напіўся вады ды паехаў далей. А мужык сядзіць у перʼі, ад страху калоціцца.

Тым часам прыехалі жончыны бацькі ў госці. Зайшлі ў хату. Паглядзела цешча на непарадкі і кажа да дзеда:

— Не дзіва, што зяць з нашаю дачкою сварыцца! Мусіць, такі і праўда, што яна гультайка.

— Калі так, — кажа дзед, — дык аддамо гасцінец не дачцэ, а зяцю!

Мужык усё гэта чуў з гары. «Які ж яны гасцінец прывезлі?» — узяла яго цікавасць.

Перагнуўся ён цераз кораб, каб паглядзець гасцінец, а кораб — бабух! — і паляцеў далоў разам з мужыком.

Пачулі дзед з бабаю грукат, выбеглі ў сенцы і ўбачылі там мужыка ў перʼі.

— Чорт! Чорт! — закрычалі яны ў адзін голас.

Баба пачала хрысціцца, а дзед схапіў качаргу ды давай чорта дубасіць:

— Бач, нячыстая сіла, куды панадзіўся цягацца!

Усхапіўся мужык і кінуўся на агарод. Схаваўся там у каноплях і сядзіць, ні жывы ні мёртвы, пабітыя бакі чухае.

Вярнулася ўвечары з поля жонка. Бацькі кажуць ёй:

— Ну, цяпер ты з мужыком будзеш добра жыць.

— Чаму? — пытаецца дачка.

— Бо мы выгналі чорта з вашай хаты. Гэта ён, пракляты, сварыў вас!

І праўда: перастаў пасля таго мужык абзываць жонку гультайкай.

Комментарии закрыты.