Дорога к счастью

Дорога к счастью

- На Гуляева заказ! Кто свободен? – затрещала рация голосом диспетчера Сонечки.

Я поморщился. Ужасно хотелось спать. Моя смена давно должна была закончиться, но машин катастрофически не хватало.

- Сонь, я могу. Давай адрес, - ответил я на призывы диспетчера.

- Ромочка, замечательно! – обрадовалась она. – Только там не совсем адрес. Девушка просила забрать ее из парка.

- Ты же знаешь, что мы забираем только со специальных стоянок! И как я буду искать эту девушку? С фонарями?! Ночь на улице, - возмущался я.

- Ромка, не злись, - уговаривала меня Соня. – Девушка очень-очень просила. Ориентиры предоставила четкие. Справа от главной аллеи есть лавочка. Она там будет ждать.

- Я похож на навигатор?! Лавочки искать в темноте! – продолжал бурчать я.

- Нет, Ром! Ты похож на аллигатора! Когда злишься, - расхохоталась диспетчер и добавила: - Все, езжай быстрей. Она ждет.

- Ох уж эта ваша женская солидарность, - сказал я затихшей рации.

Делать было нечего. Заказ – есть заказ. Я подъехал к темной аллее и остановился. Через пять минут ожидания хотелось одного: наорать на всех сразу, а потом лечь спать. Еще через пять минут я уже ненавидел весь мир. Глаза слипались от усталости, а загадочной пассажирки все не было. Я уже собрался уезжать, как вдруг дверь открылась и в салон запрыгнула девушка.

- Быстрее, быстрее! – зашептала она и нырнула на пол под сиденье.

Я хотел высказать все, что о ней думаю, но снизу на меня смотрели такие умоляющие глаза, что я нажал на газ, и машина со всхлипом сорвалась с места. Отъехав на приличное расстояние от парка, девушка, наконец, села на сиденье и заговорила.

- Простите, - и вытерла слезы.

- Да уж, - многозначительно сказал я, ошарашенный происходящим. Потом, вспомнив, кто я и что делаю, добавил: - А куда мы, собственно, едем?

- Не куда, а откуда, - ответила странная пассажирка.

- Нет, знаете ли, меня больше интересует именно куда. Так, в смысле, работы.

- Ах, да! Простите, задумалась, - милое личико озарила улыбка. – Я придумала! А давайте к вам!

От неожиданности я дернул руль и машина вильнула.

- Как это? Зачем ко мне? – я ничего не понимал.

- Тогда вы предлагайте, - огромные голубые глаза смотрели невинно.

- Так, - я сделал паузу, пытаясь собраться с мыслями. – Вы вызвали такси. Значит, вам нужно куда-то ехать. Скажите, пожалуйста, адрес. Я отвезу вас, вы рассчитаетесь, и я поеду спать, - зачем-то добавил я.

- Ой, какой вы смешной! – расхохоталась девушка. – Так все рационально разложили по полочкам!

- Уважаемая! Не морочьте мне голову! Я на работе! – заорал я, не в силах сдержать гнев.

«Спасибо тебе, Сонечка, - мысленно ругал я диспетчера. – Подкинула мне последний заказ. А пассажирка-то, по всей видимости, немного ку-ку!»

- Простите, вы правы, - покорно сказала она. Хорошо, поезжайте к своему дому. Я там выйду и оставлю вас в покое.

Я хотел возмутиться, но она отвернулась, и мне не хотелось разговаривать с ее затылком. Девушка молчала. Прислонившись лбом к холодному стеклу, рассматривала темноту за окном. Тонкие пальчики перебирали пояс на куртке. Агрессивный красный лак чудовищно не подходил к ее образу брошенного птенца. Было ощущение, что она обмакнула кончики пальцев в кровь.

- Как вас хоть зовут, ночная фея? – попытался я пошутить, чтобы развеять напряжение.

- Снежана. Снежка, - исправилась она.

- Довольно редкое, - с уважением произнес я, имевший слабость к необычным именам. – Но, по-моему, не очень вам подходит.

- Да? – удивилась она. – А какое мне подойдет?

- Что-то теплое, детское… Сонечка, например, - почему-то назвал я имя диспетчера и сам удивился.

- У вас что-то связано с этим именем? – спросила она, лукаво приподняв бровь.

- Нет, абсолютно ничего, - холодно ответил я.

- Ладно, можете не говорить, - легко согласилась она. – Только давайте больше не «выкать», а то я как-то неловко себя чувствую.

- Хорошо, - на удивление просто согласился я. – Меня зовут Роман. Рома.

- Ахаха! – засмеялась она. – Представляешь - Снежный Роман! Ну, это если бы мы встречались. А так, нет, конечно, - спрятав улыбку, объяснила девушка.

- Откуда ты так бежала? Расскажи, если не секрет, - попросил я.

- Не секрет! От любви, - ответила Снежка и улыбнулась.

- А почему пряталась?

- Настойчивый поклонник попался, - отмахнулась она. – Обиделся, что я его разлюбила.

- И долго ты его любила? – хотел сострить я, намекая на ее юный возраст.

- Целую неделю! – серьезно ответила она.

- Понятно, - хмыкнул я.

- Ничего тебе, Ромка, не понятно, - ласково сказала она. – Моя любовь – исцеление.

- Сколько тебе лет, Исцеление? – с издевкой спросил я.

- Не бойся! Паспорт имею, - рассмеялась она.

- Мне-то бояться нечего, но ты так рассуждаешь, словно живешь тысячу лет.

- Возможно и больше, - ответила она без тени улыбки.

Я взглянул на чудаковатую пассажирку, но промолчал.

- Думаешь, я сумасшедшая? – спросила она.

Я уверенно кивнул, чем вызвал смех Снежаны.

- Ром, ты такой смешной!

- Да? – удивился я. – Обычно меня называют: бесчувственным, равнодушным занудой. Смешной? Это открытие!

- Да, - подтвердила она. – А еще ты очень ранимый. И, к тому же, идеалист. Ищешь совершенство. Никогда не признаешься девушке в любви, если не сможешь ее обеспечить. Чувство юмора у тебя прекрасное. Просто ты не любишь участвовать в шумных разговорах. Твои остроты блестящи, но для избранных и под настроение. В последнее время хорошее настроение редко тебя посещает, поэтому ты такой хмурый и молчаливый. Как? Угадала? – подмигнула Снежка.

- Угу, - промычал я, по привычке скрывая эмоции. – А тот, от кого ты сбежала – не ранимый?

- Теперь точно ранимый! А раньше не был. И в этом его беда. Я спасла его, просто он еще этого не понял. Но теперь в его жизни все будет хорошо. Он научился страдать, а потом научится и любить, - объяснила она.

- Ты прямо какой-то современный Купидон! – съязвил я.

- А ты не смейся, - оборвала она меня. – Не Купидон. Я – ангел любви.

- Ангел?! – я захлебнулся от смеха. – Снежка, ты давно у врача была?

- Врач мне не нужен, - улыбнулась она. – Я сама врач. Для душ тех, кто не верит в любовь.

- Может и меня полечите, доктор Любовь? – продолжал острить я.

- Ты уже почти здоров, - не медля, ответила Снежана. – Разве что осталось принять последнюю пилюлю. И вот тебе мой рецепт. Останови, пожалуйста, машину.

- Ты ведь собралась ехать к моему дому, - напомнил я.

- Уже нет. Пациент хорошо поддался лечению.

- Слушай, не дури, - возмутился я. – Хватит говорить загадками. Странная ты какая-то. Я не высажу тебя на дороге и не проси. Довезу, как обещал.

- Не нужно. Останови, - настойчиво попросила она и я послушался. – Ты сейчас позвонишь Соне и извинишься за то, что отвергал ее. Она очень любит тебя. И ты ее любишь. Тебе мешали искаженные понятия о комфортной любви. А любовь – это сердце. И достаток здесь совершенно ни при чем. Понял?

Я кивнул, находясь, словно под гипнозом.

- Все, моя миссия окончена. Пока! – ее голос прозвенел, как колокольчик и спустя минуту салон машины был пуст.

Я выскочил на улицу, но Снежаны нигде не было. Постоял немного, вдохнул морозный воздух и сел в машину. Деревянными пальцами взял рацию.

- Соня! – позвал я, нажав кнопку.

- Рома? – удивленно сказала она. – Ты еще не дома? Кстати, как там пассажирка? Отвез?

- Сонечка, - меня затопила нежность. – Потом про пассажирку. Ты где?

- Домой собралась. Моя смена закончилась.

- Я подвезу тебя, - поспешно сказал я.

- … - рация молчала.

- Соня! – заволновался я. – Ты куда пропала?

- Я здесь, Рома, - тихо сказала она.

- Сонечка, дождись меня! Сонечка-солнышко, ты лучшее, что было в моей жизни! Я не понимал этого, вернее, боялся. Что я мог тебе предложить: съемную квартиру и сильно подержанную машину? А потом понял! Главное – вместе. Ты и я. Соня, ты слышишь? – кричал я в трубку.

- Слышу, - ответила она.

- Ответь что-нибудь, родная, - просил я, набирая скорость.

- Не могу. Я плачу. Я так долго ждала этих слов.

- Не плачь! Я сейчас приеду. Жди меня возле моста!

Я отключил рацию и помчался к своей любимой. Когда подъезжал, то уже издалека увидел одинокую фигурку. Сердце сжалось от необъяснимого чувства. Хотя, почему необъяснимого? Очень даже объяснимого. Это была – любовь! К ней. К Соне.

Я выбежал из машины и прижал к груди бесценное хрупкое создание. Сонечка едва доставала мне до плеча. Ее носик уткнулся мне прямо в сердце и я судорожно вздохнул от счастья. Успел…

- Любимая. Мышонок. Радость моя, - шептал я, целуя ее макушку, пахнущую цветками апельсина. – Мое душистое облачко. Скажи, ведь ты меня простила? Ты будешь со мной?

Она закивала. Я нежно дотронулся до ее лица, заставив взглянуть на меня. Она по-детски вытерла рукавом слезы и я улыбнулся.

- Но ведь ты говорил, что сначала нужно себя обеспечить? – неуверенно сказала Соня.

- Обеспечу, куда я теперь денусь? – уверенно ответил я. – Все у нас будет, если мы будем друг у друга.

- Ромка, я так тебя люблю, - прошептала она, и слезы опять наполнили ее глаза.

- Не нужно плакать. Поехали домой.

- К тебе? – уточнила Соня.

- К нам, - ответил я.

Мы подошли к машине. Я открыл дверь, и Соня забралась в салон.

- Что это? – удивленно спросила она. – Ты что, птиц возил? – в ее ладошке лежало белое перышко.

- Нет, - ответил я, усмехнувшись. – Ангела. Ангела любви.

 

Автор Мама Лена



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 4,17 из 5)
Загрузка...

Понравилась эта статья? Оцените ее и поделитесь.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий